осень

6 - 24 -42

...Песчаная дорога вьётся через поле, справа - бесконечная река, слева - такое же бесконечное поле, неимоверно высокое небо. Мне шесть, мама только что разрешила снять сандали и я гордо вышагиваю по дороге, отец держит меня за руку и показывает на далёкую точку в небе - это жаворонок, его почти не видно, но какие-то очень странные звуки середины его песни вплетаются в стрёкот кузнечиков. После того, как мы прошли родник, сестра убежала далеко вперёд, а там вдали видно (и уже почти слышно) жужжащее дерево, что стоит на окраине деревни...

Self Portrait 2015

...Возвращаюсь с пляжа после утреннего купания, уже довольно прохладно, и даже одев свитер и пиджак (а на руках у меня перчатки) всё равно никак не могу согреться, особенно ноги - сквозь тонкую подошву летних туфель они чувствуют все изгибы дороги, усыпанной листьями, очень странная вязь дубовых листов, резные очертания, в которых можно заблудиться, и они серьёзно перешептываются о чём-то своём. Сегодня мне 42. Как сказала недавно любимая ученица: "Это ведь просто 24 наоборот".
Вот так как-то, вот так.
склеротик

When I'm sixty four

И вот, раннеавгустовское солнечное утро, я снова на пляже, только мне на двадцать с лишним больше...да, как проведу этот день? Снова рано встал - за все эти годы со сном так ничего и не нормализовалось, пришёл сюда. Совсем недавно пришёл с традиционного круиза на теплоходе - на сей раз Москва-Пермь-Уфа. Здесь всё почти также, как и теперь - вечно сидящие рыбаки, любители утренней зарядки, песок, должно быть чуть почище и помодней, да новые "грибы" - солнечные зонтики. Я привычно проплыву полкилометра - а больше мои старые мышцы и не позволят, запыхавшись вылезу из воды, ощутив боль в каком-то новом месте, да и чёрт с ней, в конце концов, и часок буду пытаться согреться на Солнце, что сделать никак не удаётся и теперь, а тогда и подавно. Наконец, не выдержу, воровато оглянусь по сторонам, и достану фляжку с виски - да, ту самую, что подарила когда-то мама, и, быть может, первый утренний глоток, согреет меня, хотя, скорее всего - нет. Но прилут воспоминания. В старомодных деревянных наушниках (хотя, может, они снова в моде?) будут играть Les Negresses Vertes, да, по-прежнему слушаю только пластинки, и только вот на пляж лениво таскать этот маленький дурацкий проигрыватель в чемоданчике, что мы когда-то купили - так он и стоит без дела. На проиивоположном берегу цветёт иван-чай, и я буду жалеть о всех тех его цветах, что не на нарисовал, или не сфотографировал. Чуть погодя, выпью ещё немного, съем кусочек расплавившегося на Солнце шоколада, в который уже раз подумаю, что надо уволиться, и медленно побреду домой. Зайду по пути в кафе - оно почти то же самое, что и теперь, сяду на привычное место и сделаю заказ, не глядя в меню: американо, грейпфрутовый фреш и карамельный чизкейк. Мой Город немного изменился - стало чуть больше людей и чуть меньше деревьев, всё более одиноко, но мои любимые аллеи всё ещё живы. Загляну в почтовый ящик - давно не было открыток от них, тех, которые давно уже разъехались, но иногда всё ещё присылают открытки из незнакомых мест и иногда - на языках, которых я уже не понимаю. Честно говоря, мои старые глаза уже не всегда разбирают и знакомый язык, и я почти всегда плачу, когда пытаюсь их прочитать. Сегодня ничего нет, и, чтобы скоротать время до обеда, поставлю на вертушку Dale Cooper Quartet & The Dictaphones, и усядусь с альбомом Судека на диван. Незаметно для себя задремлю, и во сне мне придут открытки ото всех, буду их долго рассматривать, вглядываясь с лупой в таинственные значки на штемпеле, в конце концов заплачу и проснусь, и долго-долго не смогу согркюеться даже под тёплым пледом...мне будет 64, ещё почти четверть (или даже треть?) жизни впереди. И одиночество...
склеротик

Лето

Корабль скользит по воде: река, канал, шлюз, озеро, причал, и дальше...Проплывают мимо берега, "путешествие на корабле" - странно звучащая фраза - ведь с одной стороны движешься, а с другой стороны - всё равно остаёшься на месте, на палубе, в каюте, за исключением стоянок, но это - отдельная тема, а в остальное время словно бы подставляешь себя движущемуся на тебя Пути, от которого не уклониться, как не свернуть с фарватера, справа - красный буй, слева - белый. Путешествие - шествие Пути навстречу, и в этой остановке времени лучше слышишь других и себя, мысли облекаются в слова, слова льются предложениями, редкое в это лето Солнце греет кожу. Всё сильнее и сильнее чувствуется желание впитать в себя это лето, тепло и воду, и Свет, так, чтобы хватило, как можно дольше...а на стоянке - ищешь пляж и - в воду, прохладную, или даже совсем холодную, но всё равно - плыть, плыть, не останавливаясь, лишь бы не сбить дыхание, войти в ритм волн, успокоиться вместе с ними. Солнце скрывается, сумерки сгущаются и остаётся только шум двигателя, плеск волн, движение Лета, движение лет...сижу в баре на корме, лёд в стакане с виски почти расстаял, книга дочитана, перебираю чётки, вспоминаю всех
мате

traditional

Ну вот, как обычно, летом - ухожу через несколько часов.

Castles Made Of Sand

На этот раз - на "Солнечном Городе" по маршруту Москва – Горицы – Кижи – Медвежьегорск – Беломорск - Соловецкие острова – Петрозаводск – Вытегра – Череповец – Ярославль – Тутаев – Углич – Москва. Вот такие дела
мате

хроники

Из последнего прошедшего:

Chronics

Ср – Levi’s 501
Чт – посылки получал, почту отправлял
Пт – последний звонок
Сб – 75 лет отцу в Garden
Вс – Soloop в Кинематографе
Пн – Nick Cave в Крокусе
Вт – открыл сезон заплывов на Ангстреме, Пушкин, Лотман и «Евгений Онегин»
Чт – доставка винила и фусбол в Кинематографе
Сб – консультация к ЕГЭ, Херб Ритц и Роберт Капа в ММАМ, B-Movie на BEAT-Festival
Вс – открытие выставки Марины и Маруси, VinylSound в Кинематографе
Вт – консультация к ЕГЭ
Ср – BadBadNotGood в Известия-Hall
Пт – проверка ЕГЭ
Сб – проверка ЕГЭ, пара новых пластинок, кофе в Sehr Schön
Вс – окончание проверки ЕГЭ, полдня на пляже в обществе Торчащих Укулеле
Ну и кофе в Starbucks, ватрушки в Ангеле, виски, пляж, вода и Солнце на Ангстреме
Хроники ускоряются, лето наступает, энтропия возрастает, я растворяется где-то, даже не поймёшь, где именно. Вот
глаз

Энтропия возрастает...

...или убывает...Помимо работы, уроков, проверки:




сб - Кошут в МАММ, Record Store Day в Энтузиасте
вс - VinylSound в Кинематографе
вт - Carmina Burana в Новой Опере
ср - последний (уфффф) факультатив в этом году
пт - TequilaJazzz в Арене
вс - VinylGarageMarket в Арт-центре Vinyl
пн - приехало переиздание Happy Mondays + fussball в Кинематографе
вт - кофе в Это Кафе
ср - VinylSound и ДР Влады в Кинематографе
чт - Theodor Bastard в Театръ
пт - фестиваль Позитивной музыки у ДК "Зеленоград"
вс - младшие Брейгели в Пушкинском
пн - "Солярис" Тарковского в ДК
В общем, непонятно теперь, ничего :0
глаз

неделька

Моя прошедшая неделя в картинках

Week

Понедельник - работа, проверка-проверка, виски в Кинематографе
Вторник - работа, отличный концерт Blonde Redhead в Театръ
Среда - работа - уроки+факультатив по теории чисел - до дома еле живой
Четверг - работа, проверка, вечером - фуссбол в Кинематографе
Пятница - работа, Солнечное затмение, Вежливый Отказ - концерт к 30-тилетию в YotaSpace (бывшем ГлавКлубе)
Суббота - Уинн Баллок в галерее Люмьер, пара новых пластинок и Dr.Martens
Воскресенье - DJ-Set в Кинематографе
Понедельник - уфффффф....хорошо, что каникулы
В общем, как-то двигаюсь, но пока какое-то ощущение, что это не совсем я, или даже вообще не я. Думать надо.
глаз

Город

Позавчера вечером бродил по Городу, по давно знакомым и любимым местам, с необыкновенной силой и тоской почувствовал, как люблю этот Город, и как он гибнет, буквально распадаясь под взглядом, с каждым шагом, с каждым вдохом, с каждой минутой исчезает, словно выцветает карандашный рисунок под Солнцем, или скрывается за занавесом густого тумана, или исчезает за поворотом вечерней реки, мутнеет изображение в запотевшем видоискателе, и пути назад уже не будет (а может быть, никогда и не было?) По дороге обратно стал сковывать какой-то необъяснимый Холод (я стал часто мёрзнуть последнее время - к чему бы это? и вообще - колебания внутренней температуры в сочетании с колебаниями внешними как-то настораживают) и это ощущение исчезания, растворения переросло в физическое ощущения исчезания самого себя - такое чувство, словно бы пальцы уже начали врастать в зимний Воздух...

Место, где был Дом

Не знаю, как это ещё объяснить - нехорошо (и неправильно) говорить никогда, но не вижу себя вне этого Города, без его исчезающих аллей, парков и лесных дорожек, без его тёмных переулков, скользких тротуаров, маленьких кафе и подвального кинозала, сокращающихся пустых пространств, мне жутко плохо без него, но почти уже и невыносимо с ним - это как затянувшаяся высокая нота в конце альтовой пьесы - ещё немного - и порвётся, а натяжение уже просто-таки немыслимое. Прошлогодний кленовый лист распадается в руках в пыль, и пальцы вновь обретают очертания, до каких пор - неизвестно.
Не знаю, получится ли написать сюда ещё что-нибудь путное, не запутавшиеся нити слов, не запутанное в этот снег, как в смирительную рубашку, а то, что хотя бы на малую долю выражает это состояние Города, а стало быть и моё. Вот
осень

Предновогодне-молчаливое

Как водится, итоги года никакие.
Но вроде как была выставка "Ветер Воздух Дыхание", пусть и не совсем в том виде, как мне хотелось. И куда-то двигаются полароидные серии "Зеленоград на стройке" (и даже получил на её продолжение стипендию от Союза Фотохудожников России) и "Узоры на барной стойке".

Встреча

Встреча. Из цикла "Русско-японская серия, или Разговор с Хиросигэ". Бумага, акварель, белила, тушь, перо, кисть, процарапывание. 1997 год

И было семь лет "Кинематографу" - с третьей частью книжки. И продолжающиеся там программы Friend's Film и VinylSound.
И несколько хороших концертов, и запоминающихся выставок...
Вот, звонил недавно поздравлять старого друга с днём рождения, а не виделись мы уже, наверное, года полтора, и он в ответ сказал: "Ты меня помнишь, следовательно - я существую". Я о вас помню, друзья, и вы меня и друг друга тоже вспоминайте. Вот этого и хочу пожелать всем, кто хочет быть поздравленным.
склеротик

Фиксировать

Сегодня альтернативы нет. Мир - единое целое, и он стал невыносим.
Джон Бёрджер.

Всего-то два года назад, в интервью "Большому Городу" были такие у меня слова: "Я хожу в клуб, который организовал мой ученик. Я хожу на концерты группы, где играет мой ученик. Не только потому, что они мои ученики, — просто мне нравится то, что они теперь делают. Получается, что учитель переделывает мир вокруг себя, наращивает сеть «агентов влияния»"
Хорошо ли - плохо ли, но в работе (в смысле преподавании, как работе) было что-то большее, чем просто хождение - зарабатывание денег - ожидание лета. И вот за последние два года - очень сильно поменялось. То есть, кризис развивается. Вижу, как очень большое число учеников становится экономистами, юристами, так называемыми менеджерами, или ещё кем-нибудь из так называемых...на теперешний момент совершенно точно могу сказать, что не хочу этим заниматься. Наслаиваясь на внешнюю и внутреннюю боль, и почти полную невозможность общения, всё это приводит к полной невыносимости.





...невыносимое является уже не большой несправедливостью, но постоянным состоянием банальной повседневности.
Жиль Делёз.

В общем, я целиком и полностью осознаю, что этот Мир невыносим, совершенно точно представляю себе, что Другого Мира у меня нет и не будет, и понимаю, что не буду бороться за то, чтобы переделать этот Мир насильственно. Осталось только примириться с ним. Что и пытаюсь делать (впрочем, вполне себе безуспешно) с помощью фотографии. Серия полароидных лифтов "Узоры на барной стойке" куда-то движется, пара листов вошла в каталог "Союза Фотохудожников". Впрочем, это ничего не меняет. Собираю разбитые осколки реальности, которая, может быть, и целой никогда не была...
Так или иначе - завтра иду на концерт Dale Cooper & The Dictaphones. А Бликса сломал ногу вроде бы, и концерт Einstürzende Neubauten перенесли на 2015 год